Легенды Старого Таллинна

Posted By on 17.12.2011

Часть 1.
Наверное многие из нас любят попутешествовать. Приятно бывает попасть в какой-нибудь хорошо сохранившийся средневековый город, походить по его древним улочкам и послушать экскурсовода о его истории, легендах и поверьях. Особенно увлекательно звучат истории, в которых местами присутствует мистика.

Как был основан Таллин.

Легенда гласит:
Около тысячи лет тому назад жил-был в Дании король, чьи сын и дочь воспылали друг к другу запретной любовью. Король, узнав об этом, решил изгнать дочь из своей страны, так как считал ее главной виновницей. Жестокое наказание придумал он — велел посадить принцессу на корабль без руля, а корабль этот направить в открытое море, чтобы дочь его никогда не вернулась домой.

Один из датских королей того времени Свен Вилобородый

Корабль долго блуждал по волнам, пока буря не прибила его к северному побережью Эстонии. Принцесса приказала отдать якорь и отправилась на лодке к берегу. Через какое-то время она приметила на побережье холм — могилу старого Калева (прим. герой финно-угорского эпоса Калевала). Место это пришлось принцессе настолько по душе, что она пожелала заложить здесь город. Изгнанница привезла с собой из родной страны много золота и серебра, и добро это перенесли с корабля в ее шатер на холме. Принцесса созвала народ и велела за золото и серебро свое построить сперва роскошный замок, а вокруг него — город. Тем же, кто проявлял отвагу и усердие, она жаловала дома. Так со временем собралось вокруг замка немало людей, и город заметно вырос, стал красивым и богатым, и люди в нем жили спокойно и счастливо.
Вскоре до короля Дании дошли вести о прекрасном городе, который основала его дочь. И возникло у него непреодолимое желание подчинить себе этот город. Поборов свою гордость, отправился король на поклон к дочери. Принцесса, не подозревая о коварных планах отца, простила его и устроила пышную встречу.
Однако жители быстро смекнули, что было на уме у чужестранцев. Они тотчас прогнали их и остались хозяевами в своем городе. Народ стал называть его Танлином, Датским градом, из которого и получилось со временем нынешнее название Таллин (Tallinn).
Комментарий: Из легенды следует, что Таллин основали датчане, однако уже в I тысячелетии н. э. Таллин был известной гаванью и местом торговли, являясь центром древнеэстонской земли Ревала.
В форме Рифаррика город упоминается в одной ирландской рукописи около 750 года, придворный географ сицилийского короля Рожера II араб аль-Идриси называет его в комментариях к карте мира, составленной им в 1154 году. Датчане завоевали город в 1219 году, при короле Вальдемаре II.

Камень Линды. Легенда о происхождении озера Юлемисте.

Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллине и поныне можно видеть это надгробие Калева — холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой — шелестят родные леса.
Легенды старого Таллина ч.1

Скульптура Линды.

Однажды Линда несла на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу.
Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу — от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю.
Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллине на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда.
И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.

Озеро Юлемисте. Посередине озера можно как раз узреть тот самый злополучный камень. Прямо за озером находится аэропорт

Коментарий: Прозаический пересказ Ю. Кундера (1852-1888) из песни второй эпоса «Калевипоэг».

Слуги Вана — Вигалаского барона.

Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов.

Усадьба Вана-Вигала

Поехал он однажды в Таллин через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде.
Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее — так они строили мост, по которому ехала карета.
Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был сов-сем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Барон и говорит кучеру: «Ежели бы ты оглянулся посередине озера, мы бы утонули. Духи перестают работать, если хоть кто-либо из людей видит их. Не смей больше нарушать мой приказ!»

Почему Таллин никогда не будет достроен.

Раз в году, в темную осеннюю полночь из озера Юлемисте выходит седой старичок, Ярвевана; спускается с холма к городским воротам и спрашивает у стражи:
— Ну как, готов город, или все еще строится?
В больших городах работы строителям всегда хватает: если не строятся новые здания, то и со старыми домами хлопот немало. То тут, то там надо подправить, подкрасить или перестроить, работа идет непрерывно, и не бывает дня, чтобы все мастера отдыхали одновременно. Но если вдруг случится небольшой перерыв, то об этом озерному старичку нельзя говорить и пол-слова. Страже у городских ворот дан наказ отвечать, ему всегда одинаково:
— Город еще далеко не готов. Пройдет много лет, прежде чем все работы будут закончены.
Тогда чудной старичок сердито качает головой, бормочет что-то невнятное, резко поворачивается и уходит обратно в озеро — его вечное жилище.
Но если озерному старичку ответят, что город готов и строить там больше нечего, воды Юлемисте устремятся с холма Ласнамяги на прибрежную низменность и затопят Таллин.

Недостроенный город Таллин

Коментарий: Легенда пересказана Ф. Р. Крейцвальдом в 1866 году в его «Старинных эстонских народных сказках». Мотив этот встречается и в «чистом» фольклоре (см. «Слуга Калева» в настоящем издании). Озеро Юлемисте находится высоко над Нижним городом и не раз его затапливало (в 1718, 1761, 1867 гг.).

Приключения мумии герцога.

В первой половине девятнадцатого столетия в церкви св. Николая (Нигулисте) был выставлен удивительный экспонат. В одной из часовен на катафалке стоял гроб со стеклянной крышкой, а в нем — мумия, одетая в черный бархатный камзол с белоснежными кружевами, ноги обтянуты шелковыми чулками, на голове — завитой парик.

Мумия герцога.

Церковный сторож, который получал немалые доходы за показ мумии, трогательно заботился о ее сохранности. Когда мумию стали одолевать мыши, он завел в церкви кошку. Однажды в дождливый и сумрачный осенний вечер органист играл хоралы и вдруг услышал шаркающие шаги. Из тьмы в свете качающегося фонаря появилась мумия. Охваченный ужасом органист заметил, однако, что мумия движется не сама, а ее несут. Оказывается, крыша в часовне протекла, мумия промокла, и простодушный сторож решил посушить ее у печки.
Чья же была эта мумия? Герцог Карл Евгений де Круа родился в Нидерландах, и в его жилах текла королевская кровь. Он служил сперва в датской армии, потом в австрийских войсках, а затем в Польше. Когда началась Северная война, де Круа перешел на службу в русскую армию. Петр I произвел его в генерал-фельдмаршалы и назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Проиграв битву, герцог попал в плен и был привезен шведами в Таллин. Здесь его освободили под честное слово. Де Круа быстро освоился в Таллине, завел обширный круг знакомств среди местной знати и богатых купцов. Перед ним открылись не только двери, но и кошельки таллинцев, а жить в долг герцог был истинный мастер. Он много пил, играл в кости, долги его росли и росли. Все шло великолепно.
И вдруг — как гром среди ясного неба — новость: герцог приказал долго жить. Огорченные заимодавцы собрались на совещание. Кто-то вспомнил, что согласно Любекскому праву ганзейских городов таллинцы могут запретить похороны должника, пока не получат свои денежки сполна. Совещание постановило не отдавать городским властям тело мертвого герцога — единственный залог его больших долгов. Власти же проявили неожиданную уступчивость, боясь, видимо, крупных расходов на похороны, подобающие титулу герцога. Договорившись с ними, заимодавцы положили свой «залог» в гроб и отнесли в подвал церкви св. Николая на хранение. Было это в 1702 году.
Мумию герцога нашли. . . через сто двадцать лет, да и то случайно. В народе считали, что тело герцога сохранилось благодаря крепким напиткам, которые покойный весьма ценил. Ученые мужья объясняли мумификацию тем, что скрепляющий кладку фундамента раствор содержал каменную соль.
Так мумия герцога де Круа превратилась в достопримечательность церкви Нигулисте, соперничавшую со знаменитой алтарной картиной «Пляска смерти» Бернта Нотке. В середине прошлого века власти распорядились прекратить показ вельможного чучела, но похоронили его лишь в 1897 году. Так закончились приключения мумии герцога — двести лет спустя после его смерти.

Как хозяин поместья Палмсе спас Таллин от неприятностей.

Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллинцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие.
Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллинцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам.

Мыза Палмсе.

Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива — так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю.
Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. «Пропади все пропадом», — сказали солдаты, — «того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода».
На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллин был опять спасен.

Потомок смекалистого барона Матве́й Ива́нович Па́лен (1779–1863), генерал от кавалерии.

Коментарий: Предание, пересказанное Ф. Р. Крейцвальдом в «Старинных эстонских народных сказках», относится, вероятно, к событиям Ливонской войны (1558-1583). Именно в XVI веке за городской каменной стеной было начато сооружение земляных укреплений.

Понтус, торговец дубленой кожей.

Понтус Делагарди

Давным-давно лунными ночами на Ласнамяги люди видели всадника в железных латах на белом коне. Он предлагал прохожим купить дубленые кожи. Но желающих приобрести товар не находилось — покупателей отпугивал отвратительный запах кожи.
Однажды повстречался всаднику старичок с козлиной бородкой и спросил:
— Какую цену ты, братец, просишь за свою дубленую кожу?
Всадник ему в ответ:
— Хочу лишь спокойно уснуть в сырой земле.
Старичок просил рыцаря рассказать, кто же его заставляет бродить по ночам и не дает уснуть вечным сном. Вот что поведал ему всадник:
— Был я когда-то знаменитым полководцем, и звали меня Понтусом. Я велел сдирать кожу с мертвых солдат, отдавал ее дубильщику, а потом заказывал из этой кожи сапоги, кафтан и штаны, седло, ремни и уздечки. Все, что сейчас на мне, сделано из человеческой кожи. После моей смерти осталось много дубленой кожи. Когда я прибыл на тот свет и хотел войти в ворота, страж задержал меня: «Велено пустить тебя только после того, как ты продашь всю оставшуюся кожу. Будешь выходить из могилы по ночам и ездить около дорог на Ласнамяги от полуночи до первых петухов, пока не найдешь покупателя». Вот так уже в течение двух поколений я предлагаю дубленую кожу, но покупателей все нет.
— Я не побрезгую твоим товаром, — сказал старичок. — Если ты просишь только освободиться от ночных бдений, то цена мне подходит, по рукам. Сойди с коня и следуй за мной.
Понтус обрадовался покупателю, взял свои кожи и зашагал за старичком. Тот же привел его прямо в преисподнюю. У подземных врат старичок принял свой подлинный облик — превратился в черта с рогами и хвостом, и закричал страшным голосом:
— А ну-ка, выходите все те, с кого Понтус содрал кожу!
Тут выступило вперед множество его жертв, захотевших вернуть свою кожу и прикрыть нагую кровоточащую плоть. Черт, скаля зубы, учил их:
— Снимите с него кожу и растягивайте до тех пор, пока не хватит на всех, чтобы прикрыть косточки.

А. Дюрер. Всадник, смерть и черт. 1513. Резцовая гравюра

Коментарий: Предание содержится в «Старинных эстонских народных сказках» Ф. Р. Крейцвальда, по его мотивам написана баллада поэтессы М. Ундер (1883-1980) «Торговец кожами Понтус». Под торговцем подразумевается, вероятно, шведский полководец Понтус Делагарди (1520-1585). Надгробие его в алтарной части Домского собора — шедевр ренессансного искусства. Шведы, захватив под командованием Делагарди 6 сентября 1581 года Нарву, устроили там резню, в которой погибло около 7 тысяч человек.

О таллиннском Дон Жуане.

Все, кто посещают Домский собор, невольно топчут могилу грешника, о котором рассказывают множество историй. Войдя в собор через главный портал и попадая в южный неф храма, посетитель оказывается на большой плите, по краям которой высечено: «ОТТО ИОХАНН ТУВЕ помещик Эдизе, Вяэна и Коону — его могила. В году 1696».

Домский собор

Предание гласит, что покоящийся под плитой Туве был по происхождению эстонцем, ведь его фамилия означает в переводе «голубь». За заслуги ему было пожаловано дворянство. Человек он был нрава чрезвычайно веселого и легкого, любил много и вкусно поесть, крепко выпить, и главное — слыл дамским угодником и великим покорителем сердец.
Перед смертью он раскаялся в своих грехах и завещал похоронить себя у входа в Домский собор. Туве надеялся на всепрощение, если он проявит смирение и покорность, а прах его будут топтать прихожане.
Действительно, пять веков назад в замке Эдизе на севере Эстонии обосновался род Туве. Им же принадлежало соседнее поместье Йыхви, где в конце пятнадцатого столетия была воздвигнута церковь. На колокольне церкви — герб рода Туве. О характере мужчин этого рода говорит легенда о церкви в Йыхви, очень похожая на предание о таллинском Дон Жуане:
Некогда жили два брата. Старший брат ушел на войну, а младший должен был построить укрепленный замок. Старший брат вернулся с войны, между братьями вспыхнула ссора, и в поединке младший был убит. Старшего брата охватили печаль и глубокое сожаление о случившемся, он велел во искупление своих грехов построить на месте поединка церковь и похоронить себя перед входом, дабы все верующие топтали его грешный прах.

По страницам-http://nnm.ru/blogs/arbuzzz/legendy_starogo_tallina_ch_1/

About the author

Comments

Leave a Reply