Фалль, дивный Фалль…

Posted By on 08.02.2008

arh_histo_keilajoa13.jpg

Место нашей встречи – Шлосс Фалль (ныне именуется Кейла-Йоа) — эстляндское родовое имение Александра Христофоровича Бенкендорфа, а затем и князей Волконских. Первое упоминание об этом месте относится к середине XIII века, а как имение оно возникло в XVII веке, когда им владело семейство Нинкирхен. Затем оно перешло к Врангелям, а позже — к Берхам. Но истинную славу Фаллю принес граф Александр Христофорович Бенкендорф, купивший его в 1827 году..»
Старинный Фалль и сейчас не потерял своего шарма и очарования. «Он живит меня бодрящей лаской морского воздуха, смолистым запахом соснового бора. Встают в памяти крепкие очертания нависших скал, в закатах пылающее море, зеленый мягкий мох во влажной тени хмурых елок и крепкий серый мох на сухом песке под красными соснами; бурливая, в глубоких берегах река, огромные со скорченными ветвями каштаны; журчащая вода и мшистый камень; дорожки, вьющиеся, убегающие, каменными лестницами поднимающиеся… — так писал о своем родовом имении князь Сергей Михайлович Волконский, известный театральный критик, директор императорских театров, внук декабриста и, что особенно любопытно, правнук шефа III отделения А.Х.Бенкендорфа.

24110501_11.jpg

…Парк действительно огромный, в нем пятьдесят четыре версты дорожек. Нет ни одного похожего места: по берегу моря, по зеленым лугам, сосновыми рощами, вдоль реки, спуски и подъемы… И я, пожалуй, не могу припомнить ничего, что могло бы сравниться с фалльским парком по красоте…»

Интересен замок Александра Христофоровича Бенкендорфа, построенный архитектором николаевской эпохи Штакеншнейдером. Строительство собственно замка Фалль пришлось на 1828-1835 гг. Замок был задуман в новоготическом (или байроновском) стиле.

581401.jpg
Двадцатиметровая восьмиугольная башня, увенчанная зубцами, широкое крыльцо с беломраморными львами и вазами. Павильоны из чугуна и стекла. Вокруг замка — богатые цветники, статуи, в том числе Венера работы Кановы.

Может, в нашем представлении это и не совсем замок, но вполне конкретный намек на готическое высокомерие в облике дома, безусловно, присутствует…
Вот как писал о родном доме князь С.М.Волконский: «О, этот дом, в котором пахнет деревянною резьбой, сухими и живыми цветами! Приветливая готика, уютная нарядность; дивный вид с террасы, из каждого окна. И все: воздух, свет, запахи, портреты, книги, и тишина, и говор — все укутано немолчным шумом водопада…»
haapsaul_keilajoa_net21.jpg

Хроника замка Фалль есть нечто большее в историческом ракурсе, чем обычная семейная хроника дворянской семьи. Государь Николай Павлович дважды — в 1828 и 1833 гг. — посещал здесь семью Фалль и собственноручно посадил в парке несколько деревьев. Довольно часто приезжали различные государственные особы. Тут пела одна из самых прославленных певиц первой половины XIX в. Генриетта Зонтаг, неоднократно бывал Алексей Федорович Львов, автор гимна на стихи В.А.Жуковского «Боже, царя храни».
arh_histo_keilajoa_visand1.jpg

В «колонной» комнате замка устраивались шумные приемы и концерты…
k-joa1.jpg

Сиятельный жандарм .

24110501_72.jpg

Однако, вернемся к хозяину Фалльского имения. Бенкендорф Александр Христофорович (1783-1844) – граф с 1832 года, государственный деятель, генерал от кавалерии, участник Отечественной войны 1812 года. С 1819 года — начальник штаба Гвардейского корпуса. Участвовал в подавлении восстания декабристов 14 декабря 1825 года в Санкт-Петербурге. Инициатор создания и с 1826 года шеф корпуса жандармов, начальник Третьего отделения. Проводил политику усиления цензуры, стремился установить контроль над всеми сферами общественной жизни страны… И только ли общественной жизни?

Сергей Михайлович Волконский вспоминает, что в фалльском доме, светлом, гостеприимном и приветливом, была одна комната, в которую дети входили с некоторым страхом. В этой комнате, мрачной и молчаливая, не хотелось оставаться надолго.

volkonsky-serg-kn1.jpg
Волконский кн. Сергей Михайлович (1860 — 1937, Ричмонд, шт. Вирджиния, США)
писатель, блестящий знаток искусства, сын кн. Е. Г. Волконской и внук декабриста С. Г. Волконского. Некоторое время был директором императорских театров, покинул этот пост после ссоры с фавориткой Романовых балериной М. Кшесинской. Страстный защитник свободы совести и вероисповеданий. Участвовал во Всемирном конгрессе религий в Чикаго. С конца 1921 г. — в эмиграции. В 1920-е годы работает газетным театральным рецензентом. В 1930-е годы — директор русской консерватории в Париже. В эмиграции особенно дружил с Мариной Цветаевой, которая посвятила ему стихотворный цикл «Ученик».

Это был кабинет графа Бенкендорфа: «Перед большим письменным столом большое с высокой спинкой кресло; на столе бронзовые бюсты Николая I, Александра I, родителей Бенкендорфа. Вообще много бронзы — модели пушек, в маленьком виде памятник Кутузову и Барклаю де Толли; пресс-папье — кусок от гроба Александра I… Много портфелей с гравюрами, планами; высокие шкафы с книгами, медали в память двенадцатого года. …В этой комнате все вещи как-то особенно молчали. Там пахло стариной, большей давностью, чем в остальном доме; там всегда хотелось спросить кого-то: «Можно?» А между тем там никогда никого не было…»

Но дабы не уподобляться советским историкам и не давать Бенкендорфу одноцветную характеристику «сатрапа», хочу сразу отметить, что граф А.Х. Бенкендорф был счастливо женат, любил жену, дочерей и слыл нежным и внимательным отцом.
benken-31.jpg

В Харьковской губернии, в старой усадьбе Старые Водолаги, жила Мария Дмитриевна Дунина, урожденная Норова. Мать многочисленного семейства, она воспитывала еще и двух дочерей своей сестры Захаржевской. Мария Дмитриевна удачно выдавала замуж дочерей и племянниц — яблочки падали недалеко от яблони, и с каждой новой свадьбой вырастал неподалеку новый дом. Обедать собирались вместе. Жили широко, щедро, к обеду закалывали быка… Весь Харьков ездил на поклон в имение Марии Дмитриевны.

Однажды приехал в Харьков высочайше командированный молодой флигель-адъютант Александр Христофорович Бенкендорф. Кто-то осмелился его спросить, поедет ли он к Марии Дмитриевне Дуниной. Бенкендорф удивился. Но спрашивавший удивился еще больше: «Как? Вы не поедете к Марии Дмитриевне Дуниной?» Бенкендорф увидел такое изумление на лице собеседника, что решил непременно поехать…

24110501_61.jpg

И вот он уже сидит в гостиной, отворяется дверь — и входит женщина с двумя маленькими девочками. Женщина эта была такой необыкновенной красоты, что Бенкендорф, который был столь же рассеян, сколь и влюбчив, тут же опрокинул дорогую китайскую вазу.

Это была молодая вдова Елизавета Андреевна Бибикова, урожденная Донец-Захаржевская, племянница Марии Дмитриевны Дуниной.

24110501_21.jpg

Когда положение обрисовалось, Мария Дмитриевна решила навести справки о женихе. Быв в свое время фрейлиной Екатерины Великой, она поддерживала переписку со императрицей Марией Феодоровной, матерью Николая I, и за справками обратилась к Высочайшему источнику. Императрица вместо ответа прислала образ.

Бенкендорф был любимцем царской семьи. Его мать, урожденная Шиллинг фон Канштат, приехала из Вюртенберга с Марией Феодоровной. Екатерина ее не любила и хотела отослать обратно, но Мария Феодоровна выдала ее замуж за Бенкендорфа, и та осталась в России. Сын ее, Александр Христофорович Бенкендорф, будущий граф, шеф жандармов, основатель Фалля, был любимцем царской семьи с ранних лет. Он был пажом у императрицы Елизаветы Алексеевны, супруги Александра I; и в Фалле долгое время хранилась табакерка с ее портретом и надписью: «Моему амурчику».

Потемки графской жизни.

Будучи на службе у Николая I, Бенкендорф почти два десятилетия неустанно сопровождал своего государя, и, кажется, у главы секретного ведомства не было тайн от его величества. Император знал все и даже сердечные склонности своего слуги. И царь, и Бенкендорф женились одновременно, в 1817 году. Но это не мешало обоим с глубоким пониманием относиться к достоинствам других дам…

Елизавета Андреевна, конечно, подозревала, что супруг не все дни и ночи отдавал царской службе. Но общая секретность сыскного дела помогала Александру Христофоровичу хранить и свои собственные тайны. Все-таки не все тайное в жизни становится явным. Может быть, секрет ладного брака заключается в удачно выбранной профессии?

Самая скандальная пассия графа — мадам Амели Крюднер, двоюродная сестра императрицы Александры Федоровны. Видная красавица с повадками гранд-дамы, она против своей воли была выдана за старого барона А.С.Крюднера и вознаграждала себя нежной дружбой с мужчинами высшего света. Умный Бенкендорф скорее всего понимал, что баронесса Крюднер любит его небескорыстно, широко пользуется его деньгами, связями и даже служебными возможностями. Однако поздняя страсть графа от этого не угасла. Конечно, Амели так вот прямо не начальствовала в корпусе жандармов, но ее влияние на ход дел скоро перешло все допустимые границы.

Император не стал углубляться в альковные подробности, а принял простое и мудрое решение: назначил барона Крюднера послом в Стокгольм, куда Амели должна была последовать за супругом. Но баронесса ехать в шведскую столицу не торопилась. В день отъезда она заболела, якобы корью, и выдерживала в Петербурге шестинедельный карантин. Результатом же этой кори был маленький Николай Адлерберг.

Отец, Никс Адлерберг, взял ребенка к себе и дал ему свое имя, но, правда, только после того, как Амели стала его женой. Оказывается, баронесса не хранила верности ни мужу, ни даже приближенному к престолу любовнику. Бедному Бенкендорфу полагалось это знать не только по личному, интимному опыту, но и по службе. Как-никак крупный скандал в семье видного дипломата…

Что здесь скажешь? Лучше Буаста, пожалуй, никто и не сформулировал бы: «Даже самый мудрый человек всегда находится как бы между женой и любовницей: между заблуждением и истиной».

Бенкендорфский Фалль .

В имении Фалль за романтикой непринужденного житья всегда чувствовался казенный шлагбаум, и пока кисейные дамы и барышни вышивали по канве, в кабинет графа проходили адъютанты, а по большой ревельской дороге скакали фельдъегеря.

С.М.Волконский пишет в «Воспоминаниях»: «Образ Бенкендорфа витает над Фаллем, но с его образом вместе какая-то архитектурная официальность и подтянутость николаевского мундира».

У Бенкендорфов было три дочери. Старшая Анна вышла замуж за венгерского графа Аппони и поселилась в имении Ленгвель. В 1842 году покинув Россию, она жила далекими воспоминаниями и там, на чужбине, была окружена многочисленными портретами родственников. В свое время Анна блистала в Петербурге, была восхитительно хороша собой и обладала редким по красоте голосом. Она была первой исполнительницей львовского «Боже царя храни» на концерте Патриотического общества в зале Дворянского собрания.

Младшая дочь Бенкендорфов София вышла замуж за князя Кочубея, владельца Диканьки. А о средней дочери Бенкендорфа Марии, в замужестве Волконской, мы поговорим в следующий раз, и это уже будет рассказ о совсем другом имении Фалль…

***
В лесу над водопадом, далеко от графского дома, на горе расположена как бы природная терраса, книзу спускается зеленый луг, по бокам его лес, впереди, за лугом, тоже лес, и за этим лесом море. На горе огромный деревянный крест. Мария Бенкендорф, гуляя со своим отцом, однажды сказала: «Я хотела бы быть похоронена там, под крестом».

Граф Бенкендорф умирал на пароходе, который вез его из Амстердама в Ревель. Последние его слова были: «Там наверху, на горе». Присутствовавшие ничего не поняли; и только когда привезли его тело в Фалль, Елизавета Андреевна разъяснила смысл сказанного.

Графиня Е.А.Бенкендорф любила подниматься на башню с подзорной трубой и смотреть на корабли, державшие путь на Ревель. Она видела и тот корабль, но он нес уже покойника…

Александр Христофорович Бенкендорф умер в 1844 году. Узнав о кончине своего верного слуги, Николай I с благодарностью произнес: «В течение долгих лет он ни с кем меня не поссорил, а примирил со многими». В устах жестокого монарха, столь скупого на похвалу, эти слова значили немало!

Сыновей граф не имел, и свое графское достоинство передал племяннику…

Справка:

Имение Фалль находится в 27 км к западу от Таллинна на реке Кегель (Кейла).

Название происходит от немецкого “fallen” — падать. Wasserfall — водопад. В этом месте река падает с известнякового уступа и образует водопад высотой около пяти метров.
ist2_2778888_keila_joa1.jpg

Барбара БЛОЦКАЯ .

About the author

Comments

11 комментариев to “Фалль, дивный Фалль…”

  1. Огромное спасибо за потрясающие идеи!!! Буду следить за блогом, много всего интересного. А мой блог о науке, надеюсь, тоже понравится 😉

  2. Хорошо пишете. Надеюсь, когда-нибудь увижу нечто подобное и на своем блоге…

  3. Кинули сегодня в аське ссылку на эту новость — не жалею, что потратил время и перешел:)

  4. Я, вам завидую. Ваш блог намного лучше по содержанию и дизайну чем мой. Кто вам дизайн делал?

  5. Без преувеличения можно сказать, что пост тему раскрыл на все 100.

  6. Круто. Добавлю блог в избранное и друзьям посовету. Ждите новых читателей 🙂

  7. Это все понятно, но лучше обсудить это в отдельной теме.

  8. Сделано нормально, только сегодня грузилось долговато очень.

  9. Появилась новая интересная фича, называется <a href=http://dnevnik.bigmir.net/article/945091 с помощью камеры мобильного просветить одежду!
    Читал о подобных разработках ранее.

    Сегодня нашол интересное приложение для телефона. мобильный сканер> загружаешь на аппарат с камерой, наводишь на девушку всинтетической одежды и получаете девушку без одежды.

    Революционная программа для мобильного телефона.
    мобильный сканер
    просветить одежду
    Посмотри что они скрывают под своей синтетической одеждой.!!!
    мобильный сканер
    просветить одежду
    то доступно всем, нужно иметь только телефон с камерой.!!!
    мобильный сканер
    просветить одежду

    мобильный сканер
    просветить одежду</url

    мобильный сканер<
    просветить одежду
    А вот еще у них как бонус идет мобильный рентген, это тоже клевая штука. Показывает весь скелет человека)))
    мобильный сканер
    просветить одежду

  10. Good article, thank you. I just signed up to your blog RSS.

  11. Интересный сайт. И статьи ничего.

Leave a Reply